Sixten Nyström (sixten_nystrem) wrote,
Sixten Nyström
sixten_nystrem

Миф о мытарствах. Неогностицизм о.Серафима Роуза. Часть 1

Начал переводить одну любопытную книгу, надеюсь довести дело до конца
Миф о мытарствах. Неогностицизм о.Серафима Роуза.
автор: Священник Михаил Азкул. Перевод sixten_nystrem

Предисловие переводчика

Наверное нет такого человека в русской православной церкви, который не слышал бы о демонских мытарствах после смерти. Идея простая, - бессмертная душа, разлучаясь с телом, попадает в лапы к злобным демонам, которые определяют ее посмертную участь, исходя из количества и тяжести содеянных, но не исповеданных священнику человеком при жизни грехов, однако при этом они проявляют чудеса объективности, если добродетели и дела милосердия умершего превышают тяжесть его нехороших деяний (четких критериев такого определения учение о мытарствах не предлагает), то, скрежеща зубами, демоны признают, что подследственная душа им не принадлежит и пропускают ее в рай.
Отдельного внимания заслуживает тот факт, что мытари специализируются по видам грехов и демоны воровства, например, не занимаются рассмотрением греха чревоугодия, как и наоборот. Это жутковатое учение выдается его апологетами за истину, содержимую православной церковью от начала, самым же известным основополагающим его текстом является описание мытарств блж.Феодоры из "Жития Василия Нового", созданное в X веке от Р.Х. Кроме того, учение о мытарствах освящено громадным авторитетом православного святителя 19 века епископа св.Игнатия (Брянчанинова), который в своем труде "Слово о смерти" приводит подробное описание мытарств, а также подтверждающие изречения святых отцов по данному предмету, ссылок на первоисточники выбранных им цитат св. отцов еп.Игнатий не дает. Не менее эпохальным событием для апологетов учения о
мытарствах стала, вышедшая в конце XX столетия, книга иеромонаха РПЦЗ о.Серафима Роуза "Душа после смерти"(много вы знаете трудов простого духовенства РПЦЗ, переведенных и изданных церковными издательствами московской патриархии большими тиражами до объединения церквей?), в которой о.Серафим развивает взгляды св.Игнатия на мытарства, также привлекая свидетельства святых отцов (без указания
первоисточников) и различных, в том числе не христианских, авторов. Основная мысль его труда такова - учение о мытарствах есть апостольское и древнейшее. Книга отца Серафима получила широкое распространение среди прихожан РПЦ МП. Вместе с "Житием Василия Нового" и "Словом о смерти" св. Игнатия, ее можно встретить в церковной лавке множества приходов РПЦ МП в России. Из современных церковных публицистов, популяризующих учение о мытарствах в РПЦ МП, следует особо отметить убиенного о. Даниила Сысоева и о.Олега Стеняева. Время от времени, некоторые церковные миссионеры и публицисты, видимо испытывая некоторый диссонанс между евангелием (радостная весть)
христианства и фатализмом учения о мытарствах, робко замечают, что учение о мытарствах нельзя понимать буквально, но, скорее как метафору, однако совершенно не как метафору понимали его св.Игнатий (Брянчанинов) и отец Серафим Роуз и для абсолютного числа членов РПЦ МП, включая духовенство, миссионеров - мирян, катехизаторов, церковных публицистов, их мнение является истиной в последней инстанции. Не так давно с критикой учения о мытарствах выступил известный миссионер РПЦ МП профессор богословия, протодиакон Андрей Кураев и практически незамедлительно редактор портала Православие.ру выложил большую статью с опровержением взглядов Кураева, снабженную обильным цитированием святых отцов, как обычно без указания источников и авторства переводов. Зато каждая цитата св.отца, подтверждающая учение о мытарствах, увенчана изображением его иконы, вероятно для того, чтобы у читателя не возникло сомнений в том, что святой отец действительно высказывался подобным образом. Возникает странное ощущение, что некая группа лиц в РПЦ МП весьма заинтересована в пропаганде этого сомнительного учения. Разумеется, всегда можно сказать, ну что за пустяки? К чему эта конспирология? Есть такое учение или нет его, никому же от этого не холодно и не жарко, оно ни на что не влияет. А вот это как посмотреть. Мы ясно видим, как религиозное учение определяет духовную и повседневную жизнь адептов начиная уже с дописьменной мегалитической культуры. Кому бы пришло в голову в ручную возводить Стоунхедж не имея религиозных обоснований? А вавилонские зиккураты? А египетские
пирамиды? За всеми этими гигантскими постройками стоят религиозные мифы. Мистерии древних греков четко воспроизводят соответстующие мифы. Исламский фанатик убивает толпу гяуров в рамках коранических посулов немедленного попадания в рай, а
христианское учение приводит мучеников к добровольной и радостной смерти за Христа. И неужели кто-нибудь в здравом уме и твердой памяти станет утверждать, что такое серьезное учение, как о мытарствах, касающееся посмертной участи души, исходящее, по утверждению св. Игнатия, от апостолов и подтвержденное, по его же словам, сонмом православных святых не будет иметь никакого влияния на духовную практику?
Не будет каким-то образом воспроизводиться верующими? Такое утверждение прозвучит весьма легкомысленно.
Давайте зададим себе простой вопрос. Почему в РПЦ МП основное внимание верующих направлено не на Таинство Евхаристии, что было бы естественно для христиан, а на Таинство Покаяния, т.е. исповеди? Из истории Церкви мы знаем, что Покаяние установлено для воссоединения человека с Церковью после его отпадения через поступки, несовместимые с именем христианина. Член церкви, не совершающий смертных грехов, постоянно участвующий в Евхаристии не имеет нужды воссоединяться с Церковью через покаяние за каждой Литургией. Значит дело не в отпадении от Церкви, а в реализации религиозного мифа и этот миф о мытарствах. Разумеется, допуск к основному для христианина Таинству св.Причащения в РПЦ МП затруднен различными пищевыми ограничениями и канонами, требует специальной подготовки, но разве дело только в этом? Если бы для христианина Причастие составляло высшую ценность, разве не нашел бы он возможность быть у Чаши хотя бы каждое воскресенье? А может быть так происходит потому, что учение о мытарствах не выделяет особой роли Евхаристии в деле их прохождения? Как собственно и вера во Христа Спасителя не является, вопреки ожиданиям, сколь-нибудь полезной на мытарствах, да и Его прямое вмешательство в процесс бесовского суда как-то не предполагается....
Зато мы видим исключительную важность исповеди, как средства "изглаживания грехов" из бесовской грамоты (хартии). Основа мифа такова - при совершении человеком некоего греха, специально приставленный к нему бес, отвечающий за этот конкретный вид греха, заносит его в свою хартию, которую и предъявляет против подследственной души на мытарствах. Самый простой и действенный способ удалить данную запись о грехе - исповедать грех православному священнику, при этом важно, чтобы он был канонически правильно рукоположен не менее канонически правильным епископом. Вполне естественно, что при практическом воспроизведении данного религиозного мифа мы видим и огромные очереди на исповедь каждую неделю, причем человек не обязательно идет после нее к Чаше, и слепое
послушание "батюшке", доходящее до абсурда, и младостарчество. А чему удивляться если в рамках учения о мытарствах от священника буквальным образом зависит твоя посмертная участь? Рискну предположить, что современное представление и практика покаяния в РПЦ МП испытали сильнейшее влияние учения о мытарствах. Искажен вектор духовной жизни христианина, а это очень серьезно. Как можно, например, в рамках теории мытарств «постоянно радоваться», например, следуя призыву апостола Павла? Хороша радость перед бесовскими таможнями.
Таким образом, мы видим, что воспроизведение данного религиозного мифа вызывает у верующего чувства страха, беспокойства, недоверия к Спасителю, да и можно ли серьезно говорить о любви и доверии к тому, кто допускает функционирование бесовских судебных органов, молча соглашаясь с их вердиктами? При накоплении внушительного "отрицательного баланса" прегрешений ( а критерий у каждого свой) у верующего может возникать и возникает уныние, депрессивное состояние, отчаяние, часто сопровождаемые алкоголизмом. Нередко человек просто уходит из церкви, не выдержав напряженной борьбы с записями в бесовской хартии, а бывает так, что познакомившись с учением о мытарствах, решает не идти в церковь совсем.
Предлагаемая вашему вниманию книга - очередная попытка пролить свет на корни учения о мытарствах, она написана в конце прошлого века, еще до канонизации св. Игнатия (Брянчанинова), клириком РПЦЗ о.Михаилом Азкулом.
Цитаты из Священного Писания даны мною здесь в Синодальном переводе или на ЦС.

Введение

Многие из вас наверное слышали о гностической религии возникшей среди древних евреев и греков. Апостол Павел упоминает о её появлении в христианской среде в 1Tм.6:20: "лжеименные знания"(gnosis). Гностицизм, должно быть, очаровал некоторых первых христиан, иначе бы Павел не давал объяснений относительно этой ереси. Время от времени, в истории церкви, она вновь появлялась, как это было в девятнадцатом веке, а также и в наши времена. К счастью гностическое влияние на церковь в настоящее время незначительно (речь об РПЦЗ, прим.перев.); но есть некоторые богословские труды, в частности отца Серафима Роуза "Душа После Смерти" (1), которые весьма беспокоят нас в этом отношении. В частности его доктрина "мытарств" является целиком гностической. Св. Ириней Лионский, Св. Ипполит, Тертуллиан и другие христианские ересеологи, описывая попытки богословов второго и третьего века, приспособить гностицизм к христианству, не обещали, что этого не произойдет снова. В труде отца Серафима Роуза мы видим очередную попытку такого синтеза, хотя и без цели, конечно, продвижения гностической доктрины, как таковой . Его попытку можно назвать «неогностицизмом», вследствие изложения идеи о «восхождении души» к Богу после смерти, источник которой - древний гностицизм, несмотря на то, что эта идея появилась у отца Серафима косвенно через российских авторов 19-го века. Замечателен также факт, что "Душа После Смерти" и другие книги и статьи о.Серафима не показывают реального знания им гностической доктрины, что также объясняют его энергичные протесты против обвинений в распространении гностических взглядов. После прочтения его книги можно прийти к заключению, что точка зрения о.Серафима на восхождение души Богу через демонические «мытарства» или «заставы» или «сторожевые башни» не была сознательной реконструкцией Кристиана Фейта. Скорее его видение духовного мира было результатом недисциплинированного чтения «российских мистиков» девятнадцатого века и его интереса к Восточным религиям. (2) Отец Серафим пал жертвой собственного энтузиазма и невежества. В предисловии к "Душе После Смерти" отец Серафим смело заявляет, что гностическая теория о "мытарствах" является учением, которое Православная Церковь имела с самого начала и которое отражено в бесчисленных, принадлежащих отцам церкви, письмах, Житиях Святых, и в Богослужебных текстах Православной Церкви, а также преподавалось непрерывно в Церкви даже до сегодняшнего дня.(3) Таким образом, его книга призвана привлечь внимание православной общественности и мира к этому неоправданно забытому ныне древнему христианскому учению.«Главными вдохновителями» его книги стали двое русских отцов девятнадцатого века - епископы Игнатий Брянчанинов (1807 - 1867) и Феофан Затворник (1815-1894). Также отец Серафим положился в не меньшей степени на митрополита Maкария Московского и Св. Иоанна Максимовича из Сан-Франциско. Первые три из этих епископов были современниками и жили в то время, когда Россия испытывала мощный наплыв западной «мистической литературы» - Мейстер Экхарт, Джейкоб Боехм, Эммануэль Сведенборг (1688-1772), коих отец Роуз подробно цитирует (Там же., стр 101-105, 114-116, 121.) Юнг-Стилланг, мадам Гуион, и т.д. были также популярны и широко читаемы. (4) Будучи гностиками, или, говоря современным языком, «теософами», эти мужчины и женщины хвастались своим секретным знанием "иного мира". В «святую Русь», они принесли менталитет, чуждый ее культуре и религии. Оба епископа - Игнатий Брянчанинов -ведущий защитник "православного" учения о воздушных мытарствах в России 19-го века (5) - и Феофан Затворник были хорошо знакомы с этой иностранной литературой. Епископ Игнатий, впрочем, был более осторожен, чем последний. Он неодобрительно относился к западным методам духовного размышления (совр. медитации), особенно к практикам Фомы
Кемпийского, Франциска Ассизского и Игнатия Лойолы, основателя ордена Иезуитов. Писатели эти, по его словам, придавали слишком много значения воображению, «которое приводит к нездоровому волнению и заблуждению». (6) Епископ Феофан напротив, был благожелательно настроен к латинской мистике. Он рекомендовал своим духовным детям чтение латинских духовных писателей, например, Бернарда из Клерво, Фрэнсиса де Саль, Фомы Кемпийского и т.д. В любом случае, отец Серафим утверждает, что оба они единодушно разделяли учение о мытарствах. Но так ли это? Епископ Игнатий пишет :"Для истязания душ, проходящих воздушное пространство, установлены темными властями отдельные судилища и стражи в замечательном порядке. По слоям поднебесной, от земли до самого неба, стоят сторожевые полки падших духов. Каждое отделение заведывает особенным видом греха и истязывает в нем душу, когда душа достигнет этого отделения.Воздушные бесовские стражи и судилища называются в Отеческих писаниях, мытарствами,а духи, служащие в них, – мытарями."(7)Четыре объемных тома собрания сочинений епископа Игнатия были впервые изданы в Санкт-Петербурге между 1865 и 1867. Перевод отца Серафима был взят из издания 1883 года. Мы можем только предположить, что последующие два издания содержат то же самое и это правильный перевод. Кроме того, отец Серафим берет большую часть «принадлежащего отцам церкви свидетельства» для подтверждения учения о мытарствах
из русского перевода епископа Игнатия греческих, латинских, армянских, сирийских и персидских текстов. Таким образом "Душа После Смерти" часто дает нам английский перевод русского перевода с другого языка. (8). Но если вы внимательно посмотрите на это «свидетельство» (каждый раз, когда вы в состоянии проверить источники Роуза и точность русских переводов епископа Игнатия), вы обнаружите (как мы увидим далее), что принадлежащие отцам церкви тексты, которые они используют не выражают мнение,которое они желают им приписать, если только цитаты не были выдернуты из контекста. Обращение отца Серафима с текстами епископа Феофана Затворника («не менее последовательный защитник этого учения») также произвольно. Как и епископ Игнатий, еп.Феофан (Говоров) взят в качестве непререкаемого представителя Православной церкви. В этом качестве Роуз указывает их без всякой критики. Фактически, он, кажется, изменил христианскую доктрину спасения (soteriology) согласно тому представлению, которое он считал их доктриной. Может быть два епископа и не имели идентичного мнения по рассматриваемому вопросу, для Роуза это не так важно, он считает, что их мнения совпадали. Возьмем для примера цитату из комментария епископа Феофана на Псалом 118:80, "Да будет сердце моё непорочно в повелениях Твоих, чтобы мне не постыдиться.""Пророк не упоминает, как и где не посрамится. Ближайшее не посрамление бывает во время восстания внутренних браней...Второй момент не посрамления есть время смерти и прохождения мытарств. Как ни дикою кажется умникам мысль о мытарствах, но прохождения их не миновать. Чего ищут эти мытники в проходящих? Того, нет ли у них ихнего товара. Товар же их какой? Страсти. Значит, очень сомнительно, чтобы душа, пока в ней остаются еще сочувствия к предметам каких-либо страстей, не посрамится на мытарствах. Посрамление здесь в том, что душа сама бросается в ад."Эта цитата содержится на страницах 94-95 "Души После Смерти". Роуз не приводит никаких библиографических данных, кроме названия. Это не имеет значения. Для него вопрос давно решен. Епископ Феофан подтвердил слова епископа Игнатия. (9). Два столпа православия 19-го века учили о мытарствах одинаково. Никто не может сомневаться в том, что учение о «мытарствах" - истина православной Веры. Такова природа его неаккуратного исследования. Видимо, он ожидает, что мы будем принимать цитаты, наваленные одна на другую, в качестве доказательств. Потому если нет никакого подходящего стиха или параграфа, отец Серафим просто вкрапляет в свой текст имена известных православных богословов и утверждает, что они выступали в защиту этой гностической теории. Но простое утверждение не доказательство. Мы не слышим аргументов, никаких обращений к общим принципам, никаких ссылок на работы других ученых для подтверждения своих взглядов. Любопытно, что после столь неистового утверждения этой теории, отец Роуз поясняет: «Учение о мытарствах в православных источниках никогда не определялось как 'догма', принадлежа скорее традиции православного благочестия». (10), Одним словом, ощущая слабость своего
положения, он пытается противопоставить «догму» «благочестию». Но «догма» в переводе на понятный язык, то чему верит церковь: истинное «благочестие» опирается на «догму», равно как и «догма» - продукт «благочестия» или святости. По этим и другим причинам любой изучающий православную сотериологию не должен обращаться к "Душе После Смерти" как к надежному источнику. Среди множества других её ошибок эта книга нигде не показывает связи между православной доктриной Благодати и идеей мытарств. (11) Отец Серафим выворачивает Священное Писание, чтобы удовлетворить своей теории. Он использует измененные литургические тексты (12). Он прочитывает буквально в Житиях Святых то, что более обоснованно представляется моральной или духовной (аллегорической) интерпретацией. Он путает вред демонов в этой жизни или кому-то из христиан в час смерти с их воображаемой деятельностью после смерти. Понятие отца Серафима об отношении души к телу древнегреческое. Отказываясь исследовать литургические и принадлежащие отцам церкви тексты о «дремоте» или «сне» души отделившейся от тела, он, естественно, неправильно понимает их (Там же., стр 249-253). Он уродует духовную сферу, не осознавая, что «небеса» (Век Грядущий), и «ад» (вечное наказание) еще не настали; и он также не осведомлен о различии между временным «гадес» или "шеолом" (местожительство мертвых) и постоянным «адом» (Ад). Кроме того, его знание отцов недостаточно. Он не различает «Отцов церкви» (кто говорит за церковь), и «церковных авторов» (кто обычно говорит за себя). Он нечувствителен к различию между подлинной, принадлежащей отцам церкви литературой и к «сомнительной и ложной» (апокрифам) например, он приводит апокриф "Исход Души"(который действительно разъясняет теорию мытарств), в качестве текста, написанного Св. Кириллом Александрийским (+444), тогда как, ни Св. Кирилл, ни любой другой Отец церкви не писали его. (13) Наконец, уверенность отца Серафима в не христианские источниках, поддерживающих теорию мытарств, в лучшем случае вводит в заблуждение. Он стремится произвести впечатление на нас своим знанием тибетской и египетской Книги Мертвых, современной Теософии и современных исследований относительно "выхода из тела». Он одобряет веру популярного телевизионного евангелиста Билли Грэма в ангелов. (14) Он заходит, настолько далеко, что называет эти «свидетельства» «поразительным подтверждением для изучения состояния души немедленно после смерти». (15) Требуя от других следовать за святыми отцами, действительно странно, что сам он отказывается признавать такие свидетельства и события как «сатанинские». На страницах, которые следуют далее, мы надеемся детализировать эти обвинения. Идея мытарств - грубое и неверное истолкование Апостольской Традиции.

ССЫЛКИ:
1. St Herman Press, («Платина», около 1980).
2. См. П. Кристенсена, «Поиск Правды Отца Серафима: Его Религиозное и Философское развитие Его Преобразования», «Православное Слово» XIX, 1-2 (1983), стр 25-31.
3. Душа После Смерти, стр. 2.
4. Большаков, Российские Мистики, Каламазо, 1976, стр. 105.
5. Душа После Смерти, стр. 94.
6. Цитата, Большаков, стр. 162.
7. Душа После Смерти, стр. 75.
8. Очевидно, комментарий не переведен. Серафим Роуз предполагает, что мы читаем английское резюме, напечатанное Новым Женским монастырем Дивеево, Спринг-Вэлли, Нью-Йорк, 1978, p. 24 (Там же., p. 96). Вывод здесь - то, что Матери Женского монастыря - защитники теории мытарств. Аналогично, архимандрит Женского монастыря Андрей , говорят «использование этих двадцати мытарств очень эффективно для подготовки к причастию и покаяния..» (Душа После Смерти, p. 256). Отец Серафим не цитирует книги, никакой статьи, никакой лекции архм. Андрея. Он хочет, чтобы мы думали, что, так как архм. упомянул историю «Феодоры» (см. главу V), он также принял его как православное богословие. Так может быть; но у нас нет способа проверить слова о.Серафима.
9. Отец Серафим не всегда уверен в твердости своей позиции. Факты часто вынуждают его усовершенствовать свою первоначальную декларацию по мытарствам. Например, «Хорошо сказал епископ Феофан Затворник, что даже испытание на воздушных мытарствах, может оказаться, скорее искушением, чем обвинением» (Там же., 188). Можно задаться вопросом, также, был ли он действительно в согласии с отцом Роузом и Брянчаниновым по вопросу о мытарствах (см. Там же., p. 36). Это обращение к владыке Феофану, возможно, было ошибкой и, возможно, он не должен был использовать его как теологического гида. Есть ученые, которые утверждают, что Феофан никогда не защищал теорию мытарств. 3 ноября 1980 преподаватель в Научно-исследовательском центре Гарвардского университета написал письмо отцу Серафиму, вежливо упрекающее его за искажение позиции Феофана и за характеристику различия между этими двумя иерархами как «незначительные». Преподаватель Научно-исследовательского центра настаивает, что в своей книге, "Душа и ангел, не Тело, Но Дух", еп.Феофан «опроверг учение Брянчанинова о душе после смерти в сильных выражениях». В предисловии к исправленному изданию 1891 года этой книги владыка обращается к брошюре с проповедью Брянчанинова о смерти которая излагает теорию мытарств. Его формулируемая цель - «разоблачение ошибочности положений, содержавшихся в этой брошюре». Другими словами, упоминание о мытарствах в письме еп.Феофана должно быть понято не как посмертный опыт, но в духовном смысле, как борьба со страстями.
10. Там же., стр. 36
11. См. письмо отца Панайотеса Карраса архиепископу Виталию Монреальскому (11/24 октябрь 1980). Переиздание в Журнале Института Сербо-византийских Исследований 2 (1994), стр 66-68.
12. Песнь 8 « Канон при разлучении души и тела» читаем,
"O Ты, воистину родившая Господа Вседержителя, владыку горьких мучений, начальника миродержца; удали далеко от меня, когда умереть хочу, да Тебя во веки славлю, о Святая Богородица" "O thou who didst bear the Lord Almighty, banish thou far from me when I come to die, the Chieftain of bitter torments who ruleth the universe; and I will glorify thee forever, O holy Birth-Giver of God" (Hapgood, 1922 выпуск, стр 364-365).. В Душе После Смерти, p. 194, мы читаем:" «О ты, воистину родившая Господа Вседержителя, горьких мытарств начальника миродержца удали далеко от меня, когда умереть хочу, да Тебя во веки славлю, о Святая Богородица.» (Гимн 8). "O thou who gavest birth to the Lord Almighty, remove far from me the Chief of the bitter toll-houses , the ruler of the world, when I am about to die, that I may glorify thee forever, O Holy Theotokos" Классический перевод Изабель Хэпгуд (Лондон, 1906, 1922) «Книга Церковной службы» перевод со Старого славянского и греческого языка был подтвержден патриархом (Св.) Тихоном Московским (13 ноября 1921).
Это прямая фальсификация! Отец Серафим не хочет сообщить нам источник своего текста, таким образом, мы должны прийти к заключению, что его версия Песни 8 была взята или у епископа Игнатия, или отец Серафим Роуз, сделал собственный перевод с некоторого не названного источника, или он просто изготовил его, потому что не мог найти фактическое соглашение со своей доктриной. В любом случае слова «горькие мытарства» должны быть рассмотрены как преднамеренная, предумышленная фальсификация и искажение текста. Как мы будем видеть, отец Серафим не был выше таких методов в тщетном усилии подтвердить свою точку зрения.
(ВНИМАНИЕ! современный вариант канона, используемого РПЦ МП совпадает с текстом, который приводит о.Серафим Роуз, но не совпадает с текстом, приводимым автором данной книги, в русском издании книги ДПС о.Серафима текст канона приведен на ЦС языке русскими буквами и также совпадает с ныне используемым в РПЦ МП, текст содержится в «Малом требнике» РПЦ МП изд. Сретенского монастыря 1991 г. прим. переводчика).
13. Там же., стр. 82. В Александрии в седьмом веке была мастерская, единственная цель которой состояла в том, чтобы подделывать письма отцов и еретиков, включая Св. Кирила (См. Дж. Даниелу, «L'Apocatastase chez Saint Gregoire de Nysse», Recherches de science religieuse XXX (1940), 335-336. См.Св. Анастасий Синаит, Via Dux PG 89 289D-292A. Также интересен факт, что гностицизм, против которого боролись отцы, родился в Египте. Теория мытарств, Гностики (См. К. Рудольфа, Гнозис: Природа и История гностицизма. пер. Р.Л. Уилсоном. Сан-Франциско, 1987, стр 171-173).
14. Душа После Смерти, стр. 92.
15. Там же., стр. 173; и стр 99, 106, 113, 119, 124, 160. Отец Серафим, кажется, придал правдоподобность «астральному проецированию» или «проецированию астрального тела», то есть, "Культивируя определенные медиумические методы, можно не только войти в контакт с бесплотными духами, как делают обычные медиумы (когда их сеансы подлинны), но и действительно войти в их область существования и «путешествовать» среди них." (Там же., стр. 106).
Tags: #ад, #грех, #душа, #мытарства, #православие, #смерть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments